НАША ЖИЗНЬ-СПОРТ

28 сентября 2011 г.

Великие фан-противостояния. «Old Firm» из Глазго


Уникальность главного шотландского дерби заключается в том, что оно началось задолго до футбольного противостояния «Селтика» и «Рейнджерс». Католики против протестантов, приезжие против коренных – битва двух фанатских лагерей шло и продолжается не только из-за цветов любимых клубов.


"Я искренне считал, что римское дерби – самое великое противостояние в мире. Но так было до того, как я перешел в "Селтик" и испытал на себе «Дерби старой фирмы». И даже если собрать все дерби мира в единое целое, они не будут равняться даже одной миллионной Old Firm!" - именно так после переезда в Шотландию о матчах «Селтик» - «Глазго Рейнджерс» высказывался итальянский футболист Паоло ди Канио.

Противостояние "Old Firm" длится десятки лет

Истоки этого фанатского дерби нужно искать в XVIII–XIX веках. Шотландия была территорией победившей Реформации. Глазго, где впоследствии развернется противостояние «Старой фирмы», ненавидел католиков. В 1790 году, по данным переписи, в городе проживали всего 39 католиков, но при этом были зарегистрированы 43 антикатолических общества. Антикатолицизм был частью идентичности коренных жителей Центральной Шотландии.
В дальнейшем доля ирландцев-католиков среди горожан Глазго резко возросла. Сначала это были сезонные рабочие, затем переселенцы, бежавшие от Великого картофельного голода 1840-х годов из Ирландии.

Болельщики «Глазго Рейнджерс» до недавнего времени припоминали фанатам «Селтика» тот самый голод, распевая на трибунах: «Я часто думаю, где б они все были, если б мы их не приютили, не вымыли их, тысячи ирландцев в Глазго… Теперь их паписты сидят в Риме, у них есть Боно и U2, а голод закончился, так почему бы им не убраться домой?». Позже шотландский суд запретил «Песню о голоде», сочтя ее расистской. В ответных песнях болельщики «Селтика» отвечали своим недругам поддержкой Ирландской республиканской армии. 


Шотландцы пытались ассимилировать ирландцев, но те говорили на своем языке, держались католицизма, стремились сохранить собственную идентичность в новых условиях. Более того, их совершенно не устраивала роль маргиналов в шотландском обществе. Основав клуб «Селтик», который вскоре начал добиваться успехов, ирландцы заявили о себе, своих амбициях, единстве и приверженности корням. Примечательно, что создателем «Селтика» считается католический монах Эндрю Керинс. Он пытался удержать ирландскую католическую молодежь от «протестантского влияния».

Фанатские битвы

Первое серьёзное столкновение между поклонниками глазвегианских коллективов произошло 17 апреля 1909 года, когда оппоненты устроили крупную потасовку во время переигровки финального матча Кубка Шотландии.

 Главные символы фанов: иралндский флаг и британский Union Jack

В 1980 году фанаты «Селтика» и «Рейнджерс» сошлись в рукопашной схватке прямо на поле стадиона «Хэмпден Парк», где их команды проводили решающий поединок того же трофея. Драка приняла массовый характер, и полиции стоило немало усилий заставить её прекратиться. Спустя два часа после начала беспорядков поединок был всё же доигран — «кельты» победили со счётом 1:0.

В мае 1999 года снаряд из ракетницы, запущенный из сектора болельщиков «Селтика», попал в голову главному судье матча Хью Далласу. К счастью, серьёзных последствий для здоровья арбитра этот инцидент не имел — после оказания ему помощи игра была продолжена. В том же поединке по меньшей мере четыре раза агрессивно настроенные фанаты «Селтика» пытались прорваться на поле, чтобы выяснить с Далласом отношения, который, по их мнению, судил матч с явной благосклонностью к «Рейнджерс». Инциденты на этом не исчерпались — всю встречу болельщики «кельтов» обкидывали различными предметами и обстреливали из ракетниц участников дерби и оппонентов — поклонников «джерс». Шотландская футбольная ассоциация, расследовав этот эпизод, наложила на «Селтик» рекордный штраф и пригрозила, что повторение подобных вещей, может привести к недопущению фанатов на матчи «бело-зелёных».


В дни дерби полиция Глазго переходит на усиленный контроль несения службы. Нередко столкновения между болельщиками клубов заканчиваются летальными исходами. По сообщениям шотландского министерства здравоохранения число поступающих людей в больницы Глазго в дни проведения «Old Firm» увеличивается в девять раз по сравнению с обычными уик-эндами.

Трагедия

5 сeнтября 1931 года пpoизошло oднo из самыx трагичeскиx событий в иcтории "cтapой Фирмы". 22-лeтний голкипeр "Сeлтика" Джон Томпсон погиб во врeмя матча c "Рeйнджeрс" нa "Айброксe" – домашней арене «Глазго Рейнджерс». Он смeло бросился в ноги форварду сопeрника, ирландцу Сэму Инглишу, и получил удар колeном в голову. Спycтя нecкoлько чacoв один из самыx талантливыx вратарeй британского футбола той эпоxи, кoтopый, нeвзирая нa свои годы, yжe был пeрвым номeром в сборнoй, скончался, нe приxодя в сознаниe. Томпсон был любимцeм болeльщиков. нa eгo поxopoны пришло 40 000 чeловeк, a Инглиша нeнавиcть фанатов вынудила бeжать в Ирландию.

Игроки и болельщики

Сложные взаимоотношения болельщиков наложили свой отпечаток и на отношение к тем футболистам, которым за свою карьеру удавалось поиграть за оба клуба. До 1912 года противостояние было не столь яростным, поэтому переходы из «Селтика» в «Рейнджерс» или обратно не вызывали большого резонанса в среде фанатов. После того, как ненависть поклонников глазвегианских клубов начала выплёскиваться за рамки мирного боления, игроки, решившиеся на переход в стан злейшего врага, подвергались жесточайшей обструкции. В ряде случаев, дело доходило до прямых угроз здоровью и даже жизни футболиста. Например, нападающий Мо Джонстон с 1984 по 1987 год выступал за «Селтик», затем последовали два года во французском «Нанте», и в 1989 году Мо вернулся в Шотландию, подписав контракт с «Рейнджерс». Этот шаг вызвал бурю недовольства по обе стороны баррикад — поклонники «кельтов» обвиняли Джонстона в предательстве, фанаты «джерс» в знак протеста против прихода в их стан бывшего игрока «бело-зелёных» и к тому же ещё и католика, публично у стадиона «Айброкс» жгли сезонные абонементы и клубные шарфы. Для этого люди приезжали даже из столицы Северной Ирландии Белфаста, где национально-религиозный вопрос стоит в десятки раз острее, чем в Глазго. Над одним из входов на стадион кто-то нацарапал большими буквами – "Ворота предателей". Самого Джонстона почти год прятали в Эдинбурге, чтобы уберечь от гнева болельщиков.

 Болельщицкое море всегда поделено и выкрашено в родные цвета

Но не только болельщиков захватывали антикатолические и антипротестанские настроения — широки были случаи, когда руководства глазвегианских команд разрывали контракты с футболистами лишь из-за того, что они были «неправильной» религиозной направленности. Главный тренер «джерс» середины 70-x годов XX века, Джок Уоллес, ввёл традицию настраивать своих игроков командным кличем «Не сдаваться!», то есть футболисты «Рейнджерс» в точности повторяли девиз североирландских протестантов-унионистов.

В этой череде событий обиняком стоит лишь один человек — футболист и легендарный тренер «Селтика», Джок Стейн, под руководством которого «кельты» выиграли Кубок европейских чемпионов 1967 года. Всё дело в том, что Стейн был непримиримым протестантом, никогда не скрывавшим своих религиозных взглядов. Но своим самопожертвованием работе и непоколебимостью собственных аксиом жизни он заслужил уважение обоих клубов «Старой Фирмы».

Атмосфера на Old Firm по-настоящему незабываема

Новое время

Руководство клубов не раз призывали (и продолжают призывать) положить конец спекуляциям на межконфессиональной вражде, и менеджмент «Селтика» и «Рейнджерс», что называется, работает в этом направлении. Например, в 2006 году на тренерском мостике в «Рейнджерах» дебютировал католик – француз Поль Ле Гуэн. Времена меняются. Тем не менее совершенно ясно, что без сомнительного привкуса католическо-протестантской драмы противостояние «Селтика» и «Рейнджерс» станет «еще одним принципиальным футбольным матчем».

Сегодня шотландская молодежь считает, что «Старая фирма» – это уже не поединок католиков с протестантами. «Селтик» и «Рейнджерс» стали религией сами по себе. Если на рубеже XIX и XX веков ты был потомком ирландских переселенцев, проживал в Глазго и посещал католический храм, у тебя не оставалось выхода – ты становился болельщиком «Селтика». Если ты был рабочим судоверфи Глазго, гордился своей «шотландскостью» и с презрением относился к «понаехавшим» – ты болел за «Рейнджерс». Теперь же, похоже, все перевернулось с ног на голову. «Селтик» – вещь в себе, но, болея за него, ты вроде бы симпатизируешь католикам и немного ирландцам. «Рейнджерс» – такая же вещь в себе. Но если ты носишь шарф «Рейнджерс», сам Бог велел тебе быть протестантом.

Старая Фирма - дерби навсегда

По материалам:
Спорт Сегодня